3 Ноябрь 2009

Сылтран-кёль. Туда и обратно.

Автор: Андрей Панков. Рубрика: Проекты .

Дневник путешественника

 

Довольно неожиданно меня пригласили поработать с группой, идущей в горный поход, в качестве коуча группы. Цель была профессионально интересной для меня – развитие команды и индивидуальное развитие участников. После нескольких встреч с Заказчиком, я оказался с ними в этом походе, о чем и написал свой короткий дневник.

Кто-то из группы обеспечения назвал меня вскользь Хоббитом. В-общем, путешествие было похожим, и шли мы за кладом, хоть и спрятанном не в пещере, а в тайниках души каждого. Да простит меня сэр Толкиен за маленький плагиат.

 

5 августа. В дорогу!

Последнее время ужасно не люблю летать самолетом – очень много канители в аэропорту, – сдавать вещи, потом их ждать, в салон ничего нельзя, фляжку с коньяком нельзя, даже маленький швейцарский ножик нельзя, газ даже в багаж не возьмёшь, ботинки снимай, клади всё на ленту. А последнее изобретение, – когда стоишь в стакане руки вверх, – вконец унизило человеческое достоинство. И все терпят. А я поехал поездом. Красота! Зашел в купе, положил наверх рюкзак, лёг на полку и кати себе. Поспал, поболтал с соседями, попил чай, опять поспал. Мерно стучат колёса, едешь себе, в окошко смотришь на Россию.

В Минводах жарко. Очень жарко. Я приехал ранним поездом и ещё успел захватить утренней прохлады. Жара накатила быстро и жёстко. В маршрутке пассажиры, как пироги в печке. В аэропорту, куда я поехал встречать группу, как всегда, реконструкция. Я немного поболтался в узком зале ожидания, а потом переселился в кафе напротив. Кофе с ветерком и видом на горы вдалеке помогли пересидеть жару.

Группа долетела без приключений и, получив багаж, переместилась на стоянку. Микроавтобус был один. Второй что-то не приехал. Дозвонились до водителя, вежливо поинтересовались, мол, когда будете? «А я уже приезжал, вижу вас нет, уехал на 15 минут. Сейчас буду».

Это «сейчас» длилось минут 20. Для местных водителей минуты вообще ничего не значат. В лучшем случае, они меряют свое время получасами. И наше, соответственно, тоже.

Дорога в горы хороша тем, что она долгая, городская суета плавно остается позади. За три-четыре часа на автобусе постепенно въезжаешь в прохладу. Поворот за поворотом перед тобой разворачивается Баксанское ущелье, завораживающее своей звонкой, парящей красотой. Если бы меня спросили, что такое горы, я бы ответил: «Это полёт птицы». Потому что когда ты идешь по тропе – птицы парят рядом с тобой.

Но вот и отель «Балкария». Вечером после ужина сделали адаптационный выход – небольшую, часа на два, прогулку  по ущелью. Каждому раздали корпоративный ветро-влагозащитный комплект – брюки и куртку. Было сыро - перед ужином прошёл дождь. Этот же дождь нас настиг через полчаса после выхода. Очень удачно – проверили, как держит этот корпоративный комплект. В целом, неплохо, но протекает в том месте, где нашивка логотипа. Было и небольшое приключение – потеряли двух девушек. Они как-то тихо отошли в сторону, и никто этого не заметил в мокрых сумерках. Нашли их благодаря мобильной связи. Правда, довольно сложно объяснить по телефону, куда идти, или выяснить, где он находится, у человека, привыкшего ориентироваться по прямым улицам, домам, и вывескам, но тут помогли громкие крики.

 

6 августа. Сборы.

1553_snowУтром обнаружил, что потерял бленду, видимо, когда отвлёкся на поиск девушек. после завтрака ушёл той же тропой на поиски. Искал долго, вспоминая каждый шаг, поминутно рассчитывал пройденный путь по сделанным накануне фотографиям, вспоминал по кадрам, где я ставил бленду, а где снимал. В итоге сделал себе хорошую тренировку, но бленду не нашёл.

Днём у группы была своя тематическая конференция, вечером готовились к походу. Обсудили организационные вопросы, экипировку, раздали снаряжение и провиант. Отдельным пунктом было обсуждение личных целей и ожиданий каждого участника от предстоящего похода. Юрий, руководитель этой группы «в миру», очень хотел, чтобы этот поход состоялся. «Горы это такая красота и такая благодать! Очень хочу, чтобы другие тоже это увидели». Слово «благодать» всем очень понравилось. Совсем уже вечером нашёл в номере бленду – закатилась под кровать.

 

7 августа. Туда…

Автобусы отвезли нас в Верхний Баксан. После инструктажа и короткого знакомства с гидом, мы вышли на тропу. Участники возбуждены и взволнованы. Всё так необычно. Тропа почти всё время уходит вверх. За спиной рюкзак, в руках палки, которыми зачем-то надо перебирать по земле. Пару десятков шагов – и хочется остановиться, отдышаться. А вокруг – горы и осмотреться тоже интересно. Я пошел в хвосте группы, решив, что там пойдут самые отстающие, и те, кому может понадобиться помощь.

Первые 150-200 метров подъема могут неожиданно и коварно вырубить любого крепкого человека – так уж работает организм. Резкая нагрузка, калории, отложенные в мышечных клетках, потрачены, а жировые отложения ещё не тронуты – чтобы распаковать их, организму надо время. Тут бы съесть что-то кисло-сладкое, глотнуть чаю. Но если ты не ходил в поход, то и не знаешь, как твой организм реагирует на резкую нагрузку. Потому, кое-кому стало плохо. Небольшая задержка, вот помощь и понадобилась.

1576vlesu_m

  Из коротких привалов до обеда мне особенно запомнился один, где мы пили воду из ручья. Вода, протекая по лугу, вобрала в себя ароматы трав, и после каждого глотка во рту оставался вкус мяты, чабреца и ещё каких-то цветов альпийского луга. Я про себя решил, если пойдем обратно этой же тропой, набрать этой воды домой.

 Шли дальше, постепенно, оператор за оператором, исчезала мобильная связь.

К этому времени все уже порядком устали, девушка Настя, которая шла в прокатных ботинках, натерла ногу и переоделась в кроссовки, больше похожие на гимнастические чешки. Уговоры не помогли, она твердо решила идти дальше в них.

На обед основным блюдом был борщ, приготовленный из специального армейского сублимата. На второе – кисель, тоже армейский. Борща получилось много, а наши туристы как-то не проявили большого рвения в его поедании, и почти целый котёл грустно стоял у тропы.

Внизу показалась пара ребят с большими рюкзаками, я обрадовался – сейчас мы их накормим. Но они из скромности, что ли, остановились внизу метрах в ста. Я им покричал, помахал руками, показал им котёл. Они не поняли. Из чувства сострадания к борщу я понесся вниз с котелком, крича на ходу: «Ребята, борща хотите? У нас много осталось». «Борща-а-а?» – медленно и удивленно протянул старший. Больше он ничего не смог сказать, видимо, совсем не ожидал встретить такую пищу здесь, на высоте 2500 метров. Я налил им борща в их котелки и остатки, уже почти без сожаления, вылил под куст можжевельника.

1613_rocksСразу после обеденного привала начался затяжной взлёт, потом ещё один. Идти было трудно, дышать тяжело. Те, кто послабее, начали отставать, некоторые – роптать. Девушка Настя – энергично возмущаться, что нафиг она вообще пошла, она не турист, не альпинист и.т.д. и т.п. Но, раз возмущается, значит, силы есть, решил я про себя. Вслух, правда, говорить этого не стал.

На первом крутом подъеме нас настигло облако, начался мелкий дождь. Облачились в накидки. Тропа резко свернула к скале и прошла вдоль камнепада.

Рододендроны

Там, за поворотом ручья мы остановились на привал. Народ отходил от резкого подъема. Здесь же, на камнях, нависая над ручьем, цвели рододендроны, хотя, обычно они отцветают в июле. Их было немного, но все – разных оттенков, от нежно кремового, до розового и желтого.

Дальше тропа шла вверх по гиперболе, постепенно становясь всё круче. На изломе сидело облако. А справа, среди облаков, сиял в свете солнца противоположный склон долины. Ну и погодка!Что вы думаете, было за изломом склона? Правильно. Опять подъем по гиперболе.
 
Народ забузил уже почти в открытую. Гид пообещал им через полчаса окончание их мучений, потом ещё через двадцать минут, потом ещё через десять. Когда вышли к нижним ночёвкам, то никто и не понял, что это, собственно, могло быть финалом сегодняшнего подъема. Проводник с руководителем группы так и думали вначале, что остановиться надо здесь, а завтра подняться к озеру, сделать пару радиальных выходов. До озера, кстати, реально оставалось минут 30 ходьбы. Вдруг они резко решили подняться наверх и поставить лагерь там. Солнце уже почти зашло за горы. Группу разделили на тех, кто может идти быстро и тех, кто уже не может идти, или идет медленно. Первые быстро пошли вверх забросить вещи к ночёвкам на озере, чтобы вернуться и помочь отстающим. Облако

 
Опять впереди камни и излом склона. Мы остановились отдохнуть. По моим представлениям, озеро было буквально за камнями. Пока сидели, к нам пришли помощники взять вещи у самых обессиленных. Девушка Настя, хотя явно была уже на пределе, вдруг с резким упорством демонстративно отказалась отдавать свой рюкзак помощнику, которым оказался наш гид. А я уж, было решил, что демонстративность её закончилась где-то у рододендронов.
   

Мы прошли вдоль камней по снежнику, небольшая ложбинка (в которой, кстати, паслось стадо туров, горных козлов), и вот оно – самое красивое озеро Приэльбрусья. Из-за гор ещё светило закатное небо и в рябой от ветра воде отражались силуэты окружающих гор. Сылтран-кёль.

Пока основной народ ставил палатки, распаковывал рюкзаки, инструкторы приготовили горячую еду. Ужинали уже почти в темноте.

Да-а, притомились туристы, говорили мало, за исключением проводника, он, казалось, разогрелся в походе, и теперь бодрым голосом что-то рассказывал, шутил, и искренне удивлялся, как можно не замечать такой красоты вокруг. Стало совсем темно, лёгкий туман быстро накрыл наш лагерь и весь берег.

У меня по плану после ужина было групповое обсуждение. Видя бессмысленность этого мероприятия сейчас, я отложил его до более подходящего случая, благо, кроме меня о моих планах мало кто знал. Поэтому те кто, ещё мог – пил чай, оставаясь пассивным собеседником нашего гида.

Я пошел к озеру умыться. Лёгкий туман вдруг стал тяжелым. А точнее это было облако. Свет от налобного фонарика освещал только капли, висящие в воздухе. Ничего не видно. Ногами натыкаюсь на круглые камни. Наверно, берег. Темно. Туман. Опускаю взгляд вниз – земли не видно. Присаживаюсь – видно, что это не земля – а край воды. Встаю – опять не видно. С трудом возвращаюсь к лагерю. Нахожу его по светящемуся ореолу от фонариков.

На улице неуютно, все устали и расползлись по палаткам. Проводник последним заполз в палатку и завел разговор, почти монолог, про свою бродячую жизнь, поначалу было интересно, но сон потихоньку побеждал интерес. Подул сильный ветер, в горах что-то зашумело. Я спросил: Это что такое шумит, нас не снесёт? «Да, не-е», – сказал проводник, и продолжил, было, свой рассказ, но через минуту прервался сердито: «Тьфу ты, теперь я вот лежу и слушаю, что там шумит…» Потом был провал в памяти. Вероятно, не только у меня.

Ночью начался дождь. А может, это был град? По палатке что-то хлестало, ветер мотал тент, всё качалось и ходило ходуном. Казалось, что палатку сносит вместе с нами. Но Дима, наш проводник спокойно сопел. Видимо, не всё так страшно. Изредка где-то не очень далеко громыхал гром, сильно шумела вода в ручье.

 

8 августа. …Там…

Syltran&QechuaДа… Это вам не Таити.

Из палатки не хочется вылезать совсем. Но нужда выгоняет на улицу. Б-р-р. Вокруг палаток лёд. На горах лежит свежий, абсолютно белый снег. Это и был тот самый дождь, который сухо хлестал по палатке ночью. Над головой серая пелена, солнце непонятно где. «Тундра, – сказала девушка из Красноярска, – как у нас в Норильске». Попробуй, убеди её, что это альпийский пейзаж. И всё же эта суровая красота завораживает, хочется смотреть и смотреть на неё. Облака клочьями ползут по горам, цепляясь за вершины, серая рябь воды, казалась полной снега, который ещё не растаял. Собственно, так оно и было, вода местами больше похожа на молочный коктейль, в котором плавают кристаллы льда.

Мои ботинки выпали ночью из-под тента, теперь они мокрые и задубевшие. Еле-еле натягиваю их – сушить придется на себе, меняя носки.

Накануне решили подъём сделать в восемь. Но, время полвосьмого – уже никто не спит. Народ хмуро собирается около кухни. Первый котёл чая разлетается за минуту.

Вчерашние макароны, разогретые на горелках, ушли на ура, это притом, что кашу никто не отменял. Завтракать неудобно. Сесть некуда, только плоские, вровень с землёй мокрые камни. Сверху сыплется что-то мокрое. Если не закрыть пленкой – любая сухая еда в момент раскисает – сахар, печенье, сушки, хлеб.

Сразу после завтрака группа почти стихийно собралась на митинг. Народ хотел ясности. Руководитель группы произвёл опрос общественного мнения, который был почти однозначен: «Срочно вниз!», – и сказал – «Вниз пойдем в 12».

Гид предложил два маршрута – на перевал и на вершину. Или совместить их. Но группа гудела, никто наверх не хотел, хором требовали собрать манатки и тикать. Уже было ясно, то полный маршрут мы не пройдём – через перевал в Кыртык и к древним стоянкам под Уллукая. А жаль, там красиво. Надо было спасать группу, в таком настроении они могли свалить стихийно. Решил дело один весомый аргумент. Палатки были мокрые и, соответственно, тяжёлые. Нести вниз лишнюю воду никто не хотел, решили всё просушить, и народ, бурча и чертыхаясь, разбрёлся по окрестностям. На просушку ушло часа три, из которых первые полтора ещё что-то моросило сверху.

Четверо самых бодрых бойцов побежали с гидом на перевал и вершину, остальные пошли вокруг озера на фотопрогулку. Вернулись с посветлевшими лицами – их изумлению не было предела, когда они со скалы увидели внизу всё ущелье до самого Баксана. Поражённые, они смотрели и смотрели на то место, откуда вчера выходили в футболках. Я же остался в лагере и колдовал с погодой. Подул ветер и даже выглянуло, было, солнце, но, увидев полузимний пейзаж, быстро спряталось за облака. Ветер остался с нами, за что спасибо – палатки просушить удалось.

В ожидании группы покорителей народ быстро свернул лагерь и, наблюдая за гребнем перевала, попивал чай и горячий кисель. Пять точек медленно переползали по склону. Ждать их оставалось ещё минут сорок.

Наконец, все собрались и пошли вниз той же тропой, что поднимались. Говорили мало, в основном пыхтели и сопели. Сошли в кулуар, прошли по снежнику. Стало жарко, пришлось остановиться, чтобы раздеться. Быстро спустились к нижним ночёвкам. Снизу пошли облака, подул ветер, стало холодно. Нет нужды говорить, что мы опять остановились, теперь, чтобы одеться. Спустились ещё метров на 200. Пошёл дождь. Мелкий, рассыпчатый. С каждым шагом вниз тропа становилось всё мокрее, и мокрее, капли всё крупнее и крупнее. Напряжение в группе нарастало. Шутить уже не удавалось так легко, и народ уже не реагировал на шутки. Я раньше не думал, что дождь может так выматывать. Или просто забыл, ведь последний такой же мокрый поход у меня был в глубоком детстве. Тогда у нас была брезентовая пионерская палатка и ватные спальники. От сырости не спрятаться – она сверху, она под накидкой. Немного посуше, наверно, в рюкзаке, но это до поры, до времени.

Часа три так и шлёпали по дождю, а дождь шлёпал по нам.

Когда спустились до пастбищ, никто уже не говорил ничего лишнего, дабы не сорваться на мат, люди-то все попались сплошь интеллигентные и воспитанные.

Тут проводник сделал такой ход конём, что я порой и сейчас нет-нет, да подумаю, а на… зачем он так сделал. Группа свернула с тропы и вышла к кошу. (Это такой домик пастуха, полу-сарай, полу-шалаш). Там, среди зарослей крапивы и коровьего помёта (или как там оно называется?) кто-то из девушек переодел штаны, а менеджер группы, незадолго до этого подвернувший голеностоп, перебинтовал ногу. Всё. Зато, уж кто хотел что-то сказать, тут и начал произносить свои заветные слова, которые приберёг для обоих руководителей. Правда, недолго, потому что наш путеводитель опять позвал всех на тропу.

Через полчаса, может и раньше, мы дошли до границы леса и альпийских лугов. Посреди долины, на высоком бугре, поросшем соснами и шиповником, мы разбили лагерь. Палатки ставили на мокрую землю, другой не было, ставили скученно, тремя группками, поскольку ровного чистого места было мало. Нашу гидовскую палатку поставили прямо на коровью размазню, застелив её пленкой. Зато ровно.

К нам на бугор сунулась, было, группа немцев, но увидев, что все места заняты, они уныло ушли вниз, и встали под бугром, ближе к реке.

Под дождём, как обычно, приготовили ужин, под дождём его съели. Лагерем встали в шесть, поэтому было ещё светло. Дождь или закончился, или стал настолько мелок, что его уже никто не замечал. Народ не расходился, вскипятили вторую порцию чаю. Хотелось ещё чего-то, какого-то действа, которое бы объединило. «Всё, пора действовать, – решил я, – была, не была, хоть и заповедник, а костёр нужен очень», – и начал выстраивать пространство для общения: подтянул в круг лежащие по поляне брёвна, принёс веток. Кто-то подключился мне помогать, принесли ещё веток, попытались разжечь костёр. Ан, нет. Даже хворост на нижних ветках сосен настолько промок, что не загорался от спичек и зажигалок. Принесли специальные спички, большие, охотничьи, для разведения костров в ненастную погоду. Не горят дровишки, промокли насквозь. Видимо, погода совсем ненастная, на которую эти спички рассчитаны не были. Но мы не сдались, уже вся группа подключилась к разведению костра (то-то я порадовался!) – разожгли пару горелок, и, высушивая на одной из них маленькие веточки, другой разожгли-таки маленький, густо дымящий костерок! Постепенно подсушивая на нём ветки побольше, развели уже довольно привычный костёр. То ли костёр так подействовал, то ли наше сильное желание, но дождь прекратился, и над нами даже образовалась дыра в облаках, в которой засверкали первые звезды. Я зазвал народ в круг, и, когда все расселись и взяли в руки по кружке чая, начал обсуждение. Начал с простого вопроса: Что больше всего НЕ понравилось за прошедшие два дня. Кто внимательно читал вышенаписанные строки дневника, может предположить, как и что стали говорить участники похода. Первую шквал эмоций стряхнул все капли с окружающих кустов. Постепенно колебания затухали, поскольку я каждый раз уточнял что-то, спрашивал по–существу или комментировал, обращая внимание на содержательную сторону речи каждого. У Кастанеды это называлось «сдвинуть точку сборки». Говорили по кругу, все внимательно слушали. После первого вопроса я задавал другие, и постепенно мы создали единое, общее пространство смыслов, которое дало возможность увидеть полезную, интересную, развивающую сторону каждой, даже самой негативной, казалось, ситуации. За два часа нашего обсуждения мы ещё раз прожили весь поход до настоящего момента. Только состояние было уже совсем другое, наполненное положительным смыслом.

Когда закончилось обсуждение, народ бодро накинулся на чай с печеньем, все были в приподнятом настроении, сидели у костра, уходить не хотелось никому. Проводник Дима разошелся, сыпал анекдотами и байками из жизни проводников и туристов.

Угомонились за полночь, когда от костра остались одни тлеющие угли.

 

9 августа. …И обратно.

nebelСегодня проснулись чуть позже, чем вчера, и опять раньше, чем планировали.

Утро в тумане. Он везде – на деревьях, под деревьями, в ущелье за бугром, выше и ниже.

Всё сырое – палатки, одежда, рюкзаки, ботинки. Спальники вчера удалось сохранить от дождя, поэтому спали в сухих. Это благодать. Ботинки я в этот раз спрятал надёжно, они не отсырели больше, чем были. Это тоже благодать.

Несмотря на сырость, народ был в приподнятом настроении, – ведь сегодня идём домой (в гостиницу).

Немцы на нижней стоянке тихо и методично собирали вещи. Народ подшучивал над ними, вспоминал исторические анекдоты.

Когда сверху не льёт, наконец, чувствуешь очарование сырой погоды – всё как будто замерло, ни птичка не чирикнет, ни листик не шелохнется. Лишь ручей с журчанием скачет по камням, да и тот, кажется, будто старается не шуметь в тумане.

Умывание холодной водой из ручья – это непередаваемое ощущение легкости и бодрости. Не хочется уходить, кто спускался к ручью – как привидения бродят в тумане среди зарослей можжевельника. Пахнет чабрецом и просто мокрой травой.

 

Пока народ поднимался, ходил умываться к ручью – вскипела вода, а это значит завтрак готов.

Немцы ушли наверх. Туман слегка рассеялся, но всё ещё висел над долиной, а точнее медленно полз вверх.

Хваленый сублимированный омлет мог быть лучше, хотя наверно, я просто не дождался, когда он заварится. Кофе, со сгущенкой, - это забытый вкус тех далеких времен, когда советский народ массово ходил в походы. «Благодать-то какая!»

Группа бодро и привычно уложила рюкзаки и тронулась в путь. Вниз. Домой.

Быстро пошли по лесу. Делали несколько привалов, но они были короткие, все походники были, как полагается, в радостном настроении от ощущения близкого финала.

По дороге я осуществил свое желание и набрал воды из мятного ручья. Завидев поселок, группа ещё припустила. Странное ощущение, когда спускаешься с гор в какое-нибудь жилое место. У тебя рюкзак за спиной, ноги натружены ботинками и постоянным спуском, а тут люди ходят не спеша, детишки пялятся на туристов из окон. Как будто встретились два разных мира и один, который спустился, знает что-то важное, а второй стесняется спросить.

Пока ждали автобусы, съели весь сухпай орешков. Ждали, как полагается, полчаса. Еще небольшой бросок на автобусах вверх – и мы в «Балкарии».

Кажется, поход закончился? Но нет, меня вечером ещё ждет работа с группой.

 

Вечером в кругу мы подробно обсудили поход, свои цели, свои достижения, кто что нового открыл для себя и в себе. По итогам обсуждения группа составила меморандум всем тем, кто пойдет следом, кто захочет пройти тем же маршрутом, физически и психологически. Скан меморандума прилагаю.

Всё. Поход закончился, и закончился успешно. Благодать-то какая!

 

P.S. Вверх на Эльбрус.

Но и это ещё не всё. Перед отъездом команда поднялась на подъемниках на Эльбрус, и забралась чуть выше Приюта 11. Там под ледяным ветром и жгучим солнцем мы подписали меморандум, составленный вчера в гостинице, и, как полагается, сфотографировались в разных позах и с разными флагами на фоне седого двуглавого дядюшки.

Конечно, это не восхождение, но честно сказать, этой команде досталось крепко и погодой и с моральными испытаниями, и, слава богу, они прошли свой путь без потерь. Каждый надеялся что-то открыть для себя, найти что-то новое и необычное. И кто был там с открытым сердцем и ясными глазами – тот нашёл.

 

 

 

P.P.S. Ещё немного от автора.

Всем, кто отправится в поход за смыслом жизни (поиском себя, проверкой своих сил, проверкой сил и крепости своей команды и т.п.) я советую настоятельно посмотреть мультик про Кузинатру из проекта «Смешарики». А для полной ясности, надо оно вам или нет – ещё и «Лаванда» из того же проекта. Если желание ещё останется – обратитесь к профессионалам, например, ко мне, они расскажут, как можно построить эффективную рабочую команду – в горах ли, на море, в пустыне или где-то ещё.

 

Август 2009.

Азау, отель «Балкария»

Вторым предложили остаться и подождать, когда за их вещами придут. Они отказались и медленно, но упорно поползли вслед первой группе. Я остался с ними и могу сказать, что приложил немало усилий, чтобы эта часть группы оставалась хотя бы минимально, но в конструктивном настроении.

Комментарии закрыты.

Рубрики

 

Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Страницы

Архивы

Комментарии

    Ссылки